Рак в 27 лет: как диагноз изменил жизнь витебчанина

12 августа 2016 в 06:23
Поделиться
Отправить
Класснуть

11 июля двое молодых людей — Никита и Оля — отпраздновали годовщину, пять лет совместной жизни. Деревянная свадьба. Вроде бы совсем немного, и люди постарше могут сказать, что самое сложное у ребят ещё впереди, но… У ребят есть своё «но».

Впрочем, прежде, чем я увидела Никиту, который в 27 лет вынужден бороться с болезнью, я познакомилась с Олей, его женой. Мы встретились с ней в центре. Она сказала, что будет ждать меня у своей машины — тёмно-синего Opel.

Я нашла её сразу: старый автомобиль и рядом с ним невысокая хрупкая девушка с огромной металлической канистрой, которая умело доливала в бак топливо. И всё это на фоне шумной городской дороги и спешащих по своим делам людей, которые не обращали на неё никакого внимания.

А мне пришлось обратить. Я уже примерно знала их историю и волновалась перед нашей встречей; думала, что не смогу начать разговор. Но Оля мне приветливо улыбнулась, лихо закинула канистру в багажник и сказала: «Ну что, поехали?».

Дорога из центра в Лужесно не была долгой, но её хватило, чтобы перевернуть мой мир с ног на голову. Я ожидала увидеть заплаканную и печальную женщину, которую раздавили проблемы, а вместо неё рядом со мной сидела улыбчивая, яркая как летний день и разговорчивая Оля.

Оле сейчас 24 года. Из них пять она жена и четыре — мама. У Оли двое детей: двойняшки Даниил и Дарина. Они родились во втором роддоме 15 мая 2012 года. Родились раньше, чем положено природой, но в своё назначенное время.

Когда срок был 30 недель, — начинает рассказывать Оля, — врачи на УЗИ мне сразу сказали, что у девочки будут проблемы со здоровьем. Неточно, но наверняка. Она отставала в развитии от брата, но была надежда, что просто он мальчик и поэтому крупнее. Но врачи не ошиблись…

Дарина родилась со страшным диагнозом — микроцефалия. Сейчас Оля говорит об этом спокойно, без слёз и без истерик. Хотя признаётся, что первые дни в роддоме были адом, и её просто закалывали успокоительными.

Потом ко мне приходили врачи. Ходили постоянно — несколько раз в день. Предлагали отказаться от ребёнка. Говорили ужасные вещи, что она не проживёт и года, что будет «растением», что я слишком молодая и зачем мне это нужно. Но это же наш ребёнок! — Пожимает плечами Оля. — Как я могу от неё отказаться?

На третий день в интенсивной терапии роддома оба ребёнка заразились менингоэнцефалитом. Ещё один удар по молодым родителям. И новые слова врачей про то, что она молодая, и жизнь впереди такая большая… Но оба ребёнка перенесли это заболевание и выжили.

Мы с Никитой никогда не думали о том, что нам не повезло, или о том, что у нас в семье горе. Мы любим своих детей. Данила растёт очень весёлым, умным и активным мальчиком. Второй год ходит в сад. Знает алфавит и умеет считать. Обожает петь и без ума любит сестричку. И она его любит! — Губы Оли снова расплываются в улыбке. — Она узнаёт его голос и радуется, когда он возвращается из сада.

Оля вообще не переставая улыбается, когда говорит о своих детях. Она гордится ими, она их любит.

Нам говорили много чего плохого, но пока мы справляемся. Да, временами сложно. Заниматься с Дариной нельзя из-за судорог. Но зато она ест сама — из ложки. Хотя обычно таких детей кормят через зонд. И это большой прогресс и достижение. Она знает нас, наши голоса, стала много улыбаться и любит, когда с ней играют и когда я пою ей песенки…

Я слушала Олю и вместе с ней переживала её материнскую радость и любовь. В её голосе и взгляде не было сожаления, не было ничего плохого. Но когда я спросила у неё про Никиту, Оля взяла паузу в несколько секунд. Она не перестала улыбаться, но в глазах появились слёзы.

Год назад Никите поставили диагноз — рак четвёртой степени.

Он никогда ни на что не жаловался, — после короткой паузы продолжает Оля. — Он всю жизнь занимался спортом, не пил, не курил. А потом как-то резко у него стал болеть живот. Несколько дней болел сильно. Он пил обычные таблетки от боли — как все. На четвёртый день я не выдержала и вызвала скорую. Его отвезли в больницу, но ничего не обнаружили. Совсем ничего. Предложили сделать одно УЗИ, но очередь в больнице была огромная, на несколько месяцев всё расписано, и нам предложили сделать это УЗИ платно в диагностическом центре. Я его туда и повезла. А оттуда его увезли в больницу и практически сразу на операционный стол…

В таких разговорах мы приехали домой к Никите и Оле. В декабре они въехали в новую квартиру, которую построили в кредит как молодая семья. И снова ребята, к счастью, обманули мои ожидания. Мне приходилось бывать в домах, где живут инвалиды и люди в болезнях, но ни один из тех домов не был таким светлым, чистым и здоровым, как квартира ребят.

Они не успели обзавестись люстрами и дверями, потому что все деньги семьи стали уходить на лечение, и Никита пока не может работать. У них нет шкафа и кровать им отдали друзья, но у них есть что-то большее.

Никита не выглядит как самый здоровый парень на земле, но он и не выглядит несчастным. Я несколько дней до встречи готовила себя к тому, что мне придётся копаться в чужом горе и вытаскивать наружу признания обречённого врачами и судьбой человека. Но такого человека я так и не встретила. К счастью, не встретила.

Никита сразу признался, что от него только что уехала скорая, которая сделала укол морфия, и поэтому он рад моему визиту вдвойне.

Он очень любит, когда к нам приходят гости, — шепнула мне Оля и настоящим влюблённым взглядом посмотрела на Никиту. — Пойдём пить чай!

В их спальне в детской кровати мирно спала Дарина, а мы вышли на кухню, где я и Оля пили кофе, а Никита много говорил и периодически занимался лечением.

Он показал мне свой наркотический пластырь, и ребята посмеялись над тем, что его потом надо отдавать врачам, иначе могут признать наркодилерами. Он говорил о своей болезни, но так, как говорят о простуде.

Было страшно, Никита? – спрашиваю я.
Нет, — не задумываясь ни на секунду, отвечает Никита. — У меня не было времени, чтобы испугаться. К тому же, от меня скрывали мой рак. — Он неожиданно улыбается и смотрит на жену.
Как скрывали?
Оля и моя мама узнали раньше меня. Мне просто говорили, что опухоль в кишечнике, что нужна операция. Её и сделали. Потом пришёл за выпиской, врачи ничего не сказали, просто отдали бумаги. Я прочитал там «карцинома» и полез в интернет искать, что это такое. Так и узнал, что я онкобольной.

Никите за этот год хватило медицинских впечатлений: было уже две полостных операции, он остался без поджелудочной, большей части печени и кишечника. Было много сеансов химиотерапии, которые пощадили его волосы, но забрали часть зубов…

Я до последнего себя больным не ощущал, и планов было много: по дому здесь, на даче у мамы, с детьми много дел было и своя работа. После первой операции я себя отлично чувствовал: работал как обычно, ничего не болело, ничего страшного не было. Вот вторая подкосила немного — всё лето, считай, прошло мимо меня, — стыдливо говорит Никита. — Но я знаю, что ещё выберусь из этого. У меня семья, и я им нужен. Главное сейчас — поправить здоровье, и я снова стану таким, как и был. Ну и вес набрать бы…

Никита много говорит о тонкостях болезни, о том, как лечили и лечат. В его словах нет агрессии или злости, нет тоски по времени, когда он был здоровее. Он не жалуется и не страдает. Хотя честно признаётся, что бывают моменты какой-то тотальной апатии, когда уже ничего не хочется и ничего не нужно. Но от этого его спасает Оля и дети.

Что сейчас больше всего давит на вас? — спрашиваю я.
Кредит, который брал на бизнес, — честно признаётся Никита. — Брал его до кризиса и до того, как узнал о своём диагнозе. Ходил в банк, просил отсрочку, и её вроде бы дали, но сейчас над нами уже «висят» судебные приставы, которые могут описать имущество в любой момент. А у нас из имущества только старая машина, но без неё никуда. Я не умею просить… Меня учили деньги зарабатывать, и я честно скажу, что пока я работал, нам хватало. Мы никогда не пользовались тем, что у нас ребёнок-инвалид, и что надо просить о помощи. Если человек хочет помочь, он просто поможет. Но сейчас я должен 55 миллионов банку. Ходил в «Облгаз» к директору, просил помочь. Он меня выслушал и обещал подумать над вопросом. Был в «Белагропромбанке» — там то же самое. Думаю обратиться к владельцу «Марко».
Сколько ваш доход в месяц? — уточняю я насущный вопрос.
Все пособия по инвалидности и по уходу за ребёнком — около 7 миллионов, — отвечает Оля. — Нам почти хватает.

Ребята улыбаются друг другу, и Никита продолжает:

Просто квартира… Мы в месяц отдаем 3 200 000 за кредит. В «Беларусбанке» не могут помочь с тем, чтобы уменьшить ежемесячную сумму. Мы не просим выплатить за нас кредит. Нам просто нужно чуть больше времени.

Темы финансов мы больше не касаемся. Зато Никита с энтузиазмом делится своими планами. Сейчас у него большое желание найти единомышленников, у которых похожие проблемы. Возможно, он хотел бы создать какое-то движение.

Чтобы своим примером и в нашем городе доказать, что инвалиды — это такие же люди, — голос Никиты становится громче, он оживляется. — Я бы хотел пробежать небольшой марафон с Дариной: она в коляске, а я бегу с ней. Это моя мечта. Просто сейчас я привязан к скорой и уколам морфия. Весь мой запас времени — это несколько часов между этими уколами. Я стараюсь себя «воспитывать» и учиться бороться с болью, но пока не очень хорошо получается…

Никита несколько раз повторяет, что его главный посыл всем тем, кто прочитает эту статью — это то, что надо научиться жить полной жизнью, пока есть возможность.

Всё должно быть; трудно жить в бедности, но материальное не всегда решает, — признаётся Никита. — Жизнь — это большее. Сейчас я это точно понял, потому что последние полгода моя жизнь превратилась в хождение из угла в угол. Я только сейчас оценил, как много у меня было. Я хочу работать. Хочу много работать. Я уже належался, мне хватит надолго!

Оля слушает мужа и держит на руках ещё сонную Дарину, которую уже разбудили и заплели хвостики. Как только в беседу влился Никита, Оля практически всё время молчала, только продолжала улыбаться и внимательно слушала мужа.

Несколько раз, когда Никита берёт паузы, она повторяет, как муж любит гостей и какой он болтливый парень.

Дарина улыбается голосу папы, заметно радуется поцелуям мамы и как будто чувствует её улыбку где-то внутри своего детского сердца. Я ехала к людям с большими проблемами и готовилась выслушивать горестные истории и много плакать, но вместо этого ребята — такие молодые и такие замечательные — впустили меня в свой счастливый семейный мир. У них нет неразрешимых проблем и нет вселенской трагедии. У них есть семья.

Никита честно признался, что не знает, сколько отмерено ему и его ребёнку, но ставить на себе крест он не собирается.

Что вы вынесли для себя из всего этого? — спрашиваю я.
Душевное равновесие, — спокойно отвечает Никита. — Теперь мы знаем и понимаем больше, чем раньше. Это самое главное, что мы приобрели.

Я поворачиваюсь к Оле. Она сидит на кровати и держит на руках Дарину.

Оля, каверзный вопрос. Можешь не отвечать, если не хочешь. Когда тебе в 30 недель сказали, что Дарина родится инвалидом, был страх того, что когда Никита узнает, то просто уйдёт? От вас, от проблем.

Оля смотрит на меня так, как будто только что заметила.

Нет, — улыбается она. — Даже близко такой мысли не было. Мы же семья.
Никита, твоя очередь, — не унимаюсь я. — Когда узнал свой диагноз, был ли страх, что Оля оставит тебя? Ей в её возрасте и так хватило забот.

Тот же недоумённый взгляд.

Подумал ли я, что она откажется от меня? Нет, — улыбается Никита, глядя в глаза Оли.
Ребята, тогда вопрос к вам обоим. Если бы вы могли сейчас что-то изменить с того момента, когда узнали о том, что Дарина родится больным ребёнком, родили бы?
Конечно! — не задумываясь, отвечает Оля и ещё крепче обнимает дочку. — Куда мы без неё?
Она — наша принцесса. Мы ничего не хотели бы менять. Я люблю её больше жизни. Всех их, — дополняет Никита и пересаживается ближе к своим девчонкам, чтобы их обнять.

Вот так едва ли не впервые в жизни я увидела по-настоящему счастливую и влюблённую друг в друга пару. Да, у них есть неприятности, и пока в жизни не всё так гладко, как могло бы быть. Но они не только смогли не потерять себя и друг друга в этом всём, но, напротив, смогли приумножить свою любовь, своё счастье и приобрели бесценный опыт: они научились ценить жизнь.

Они не мечтают о красивых машинах, не планируют отпуск у океана, не ждут чудес. Они оба просто живут и открыты для жизни во всех её проявлениях. Им нужно общение, они любят людей, в них нет ни капли злости или зависти к тем, к кому судьба оказалась более благосклонна. Они берегут всё, что у них есть. Они до безумия любят своих детей, на которых поставили крест специалисты и, возможно, сама жизнь. Их не пугают трудности, потому что они вместе.

Пускай Никита иногда капризничает и пускай Оля иногда плачет — без этого рассказ о них был бы нечестным. Но Никита успокаивается, а Оля вытирает слёзы, и они продолжают жить. Им не нужна жалость или сочувствие, им нужно понимание. Они оба молодые, но при этом такие взрослые и такие искренние! В их глазах продолжает гореть огонь этой молодости и, кажется, ничего неразрешимого для них нет. Пусть Никита и Оля станут для каждого из нас примером того, как надо любить детей, любить жизнь и друг друга.

Я впервые нарушу традицию и вместо пожеланий всем вам я пожелаю для ребят. Они не просили, это моя личная просьба. Возможно, этот пост прочитает кто-то, кто сможет помочь им решить проблему с кредитом. Если такие люди найдутся, то пусть отзовутся.

Берегите друг друга и цените жизнь.

Текст и фото: Anna Bing

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

12 комментариев
Мария Бабич
12 августа 2016 в 11:14
Ребята молодцы!
Важно не сдаваться и быть за одно!
Яна Добрякова
12 августа 2016 в 11:23

Во время подготовки статьи вся команда vitebsk.biz сопереживала героям материала, и мы присоединяемся к пожеланиям автора. А здесь я просто оставлю номера благотворительных счетов Никиты для реальной помощи.

Счёт в «Беларусбанке»

ОАО «АСБ Беларусбанк», отделение №200/106 филиала №200, Витебское областное управление ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Витебск.
МФО: 150801635
Код банка: 635
УНП: 300229956

Назначение платежа: взнос на счет № [номер счёта] на имя Серебренниковой Ольги Ивановны на обследование, лечение и реабилитацию Серебренникова Никиты Михайловича.

Транзитный счёт BYR: 3819382103002;
9004-Р/ благотворительный счёт BYR: 000028.
Транзитный счёт RUB: 3819382100018;
9001-Р/ благотворительный счёт RUB: 000020.
Транзитный счёт USD: 3819382100018;
9000-Р/ благотворительный счёт USD: 000114.
Транзитный счёт EUR: 3819382100018;
9005-Р/ благотворительный счёт EUR: 000012.
Получатель платежа: Серебренникова Ольга Ивановна (жена).

Назначение платежа: взнос на счет № [номер счёта] на имя Серебренниковой Ольги Ивановны на обследование, лечение и реабилитацию Серебренниковой Дарины Никитичны.
Транзитный счёт BYR: 3819382103002;
9004-Р/ благотворительный счёт BYR: 000027.
Транзитный счёт RUB: 3819382100018;
9001-Р/ благотворительный счёт RUB: 000019.
Транзитный счёт USD: 3819382100018;
9000-Р/ благотворительный счёт USD: 000113.
Транзитный счёт EUR: 3819382100018;
9005-Р/ благотворительный счёт EUR: 000011.
Получатель платежа: Серебренникова Ольга Ивановна (мать).

Почтовый перевод

211311, Витебская область, Витебский район, д. Лужесно, ул. Лынькова, 2Г, кв. 25. Назначение платежа: на обследование, лечение и реабилитацию Серебренникова Никиты Михайловича или Серебренниковой Дарины Никитичны.

Карта «Беларусбанка»

Карта ОАО «Беларусбанк»: № 6763 3903 7027 9274 до 10.2018 г. Назначение платежа: на обследование, лечение и реабилитацию. Получатель платежа: Серебренников Никита Михайлович.

Электронные кошельки

WebMоney
BYR: B701174867749;
RUB: R599268572965;
USD: Z568246690809;
EUR: E157739112963.

Сумеречная Искорка
12 августа 2016 в 19:28
Ой, ребятки, только держитесь! Только не падайте духом! С миру по нитке и будет помощь! Может нужны какие вещи для деток (я могу немножко принцессе подарить)? Или мебель. Все же не нужно будет тратить деньги, которых нет. Редакция, вы бы оставили данные Оли или Никиты (может Вк ссылочку).
Оленька Серебренникова
12 августа 2016 в 22:01 ответ Сумеречная Искорка
Катти, СПАСИБО ВАМ БОЛЬШОЕ за неравнодушие, вот ссылка на мою страничку Вконтакте: http://vk.com/id110883245
Оленька Серебренникова
12 августа 2016 в 21:46
Спасибочки ОГРОМНОЕ всей команде vitebsk.biz за помощь и поддержку нашей семьи, спасибо Анечке, было очень приятно пообщаться!) Большое СПАСИБО всем откликнувшимся и тем, кто с нами рядом!!!
Оленька Серебренникова
12 августа 2016 в 21:58
Наша семья, с большим удовольствием, была бы рада видеть людей, которым интересно общение с нами, и тех, кто оказался в подобной ситуации, в составе наших групп в соц. сетях http://ok.ru/group/52834035433664 и http://vk.com/club113461405.
Елена Селезнёва
12 августа 2016 в 23:07
горжусь вами! молодцы!!!!!!!!!!!!
Евгений Картасов
14 августа 2016 в 17:15
Наталия Петрова
19 августа 2016 в 13:48
Гоните эту заразу прочь, ребята. Мы с мужем в аналогичной ситуации. Мужу поставили диагноз 1,5 года назад. Много жить не давали, но боремся, форма рака агрессивная. Два раза уже и не хотели продолжать лечение. Но нас из седла не выбьешь. Также повисли кредиты, т. к. беда пришла в один день внезапно. Слава Богу помогают друзья и родные, как могут. А главное молитесь. Дай Бог вам сил и терпения. Вступили в вашу группу в контакте.
Елена Ерёмина
21 августа 2016 в 22:40
Оленька, какая же вы красавица!
Ольга Герасина
29 августа 2016 в 21:22
Ребята, дай Бог вам пройти эти все тяжелые испытания как можно быстрее!!!Душевных и физических сил!!С Божией помощью все наладится!!По иному и быть не может ведь вы уже столько пережили и выстояли!!!!Верьте что все будет хорошо!!!
Людмила Белокурова
9 мая 2018 в 23:28
Но это же статья 2016 года, думаю в семье за это время произошли изменения.