Пена истории в пивной кружке

17 сентября 2016 в 06:46
Поделиться
Отправить
Класснуть

Витебск — город не только большого культурного наследия, но ещё и наследия промышленного. Кроме всякого рода артелей и фабрик, был и есть в Витебске укромный уголок на берегу Двины, где уже больше века варят и разливают пиво.

Да, речь пойдёт о витебском заводе «Двинский бровар». Его история начинается ещё в 1875 году, когда витебский предприниматель (купец) Гозиас Рубинович Левинсон основал и построил в столь живописном месте первый для города пивоваренный завод, который назвал «Бавария».

Как утверждает историческая справка, в 1913 году компания «Левинсон и компаньоны» на базе этого же завода основала акционерное общество, названное «Левенбрей». И всё было бы у этого общества хорошо, если бы не одно большое социалистическое «но» — революция 1917 года.

Молодая партия рабочих и крестьян пиво любила, но ещё больше она любила всё национализировать и переименовывать. Поэтому после революции (в 1923 году) первый витебский пивоваренный завод был захвачен, раскулачен и переименован в «Госпивзавод имени Бебеля».

Снова окунёмся в мутные воды истории и отметим, что Август Бебель был токарем по профессии и революционером по призванию. Но связь между его боевой натурой и производством пива не видели ни уже бывший владелец завода Левинсон, ни даже поэт революции Маяковский, который написал стихотворение, посвящённое данной ситуации:

…Над кружками
надпись:
«Раки
и пиво
завода имени Бебеля».
Хорошая шутка!
Недурно сострена!
Одно обидно
до боли в печени,
что Бебеля нет, —
не видит старина,
какой он
у нас
знаменитый
и увековеченный.

Однако для большинства любителей напитка эти именные заморочки были по меньшей мере неинтересны, ведь завод продолжал работу, и его продукция лилась в кружки.

В годы Великой отечественной войны завод пережил эвакуацию и полностью возобновил и даже нарастил производственные обороты лишь к 1976 году, когда стал главным предприятием областного пищевого производства. Были за это время у завода реконструкции, взлёты и падения, остановки и старты.

Но история, как и мода, имеет свойство возвращаться. Поэтому, перенеся больше века в таких мытарствах, завод наконец-то снова обрёл предприимчивого собственника. В 2004 на базе старого завода было основано совместное белорусско-германское предприятие «Двинский бровар». И вот именно о том, как работает современный завод, сейчас мы и расскажем.

Особый запах слышен любому, кто окажется в радиусе ста метров от территории современного пивзавода. Вот и я попала в его капкан в прошлую пятницу. Меня встретил Денис — заместитель директора этой цитадели и, загрузив историческими фактами, предложил начать экскурсию не с современных цехов, а для начала нырнуть в мрачные глубины старого здания завода, которое всё ещё стоит на своём законном историческом месте.

Подсвечивая путь большим фонарём, Денис увлекал меня всё дальше в лабиринты подвалов, которые, казалось, всё ещё наполнены запахом, и обещал показать летучую мышь. Мышь так и не явила себя нам, но зато я своими глазами смогла увидеть разрушенный временем кусок истории витебского пивоварения.

Современный завод был выкуплен в немецком городе Монхайм. Приехали, посмотрели и купили. Тот завод, всё оборудование полностью разобрали, погрузили в железнодорожные контейнеры и перевезли сюда. В сборке и наладке оборудования, которое, кстати сказать, полностью дублирует расположение в Германии, участвовали и немецкие, и чешские специалисты: инженеры, наладчики, технологи. Они же первые годы и обучали наших специалистов правильно варить пиво. Поэтому можно сказать, что мы купили не просто оборудование — мы купили технологию, — с увлечением продолжил Денис современную летопись завода, когда из подвалов мы вновь оказались на улице.
А здание строили потом? — осматриваюсь я.
Да, современное здание построили уже над заводом. Но это всё было быстро — в течение года. И сразу начали работу.
А сколько человек нужно для работы завода? — интересуюсь я размахом.
Не так и много. В компании 58 сотрудников. Оборудование же современное полностью автоматизированное, поэтому не требует больших трудозатрат.
А ваши «трудозатраты» продукцией не увлекаются? Как вообще людям работается на пивоваренном заводе? Всё-таки соблазн есть уйти в пивную нирвану, — любопытствую я.
Если честно, то мы проверяем тех, кто приходит к нам на работу устраиваться. То есть служба безопасности элементарно проверяет, были ли у человека проблемы с алкоголем. Если были, то мы откажем такому соискателю. Кому нужны лишние проблемы? Да и пивом не поим. Для всех сотрудников оно так же, как и для ценителей за пределами завода, продаётся. Единственное, что бесплатно для наших работников — это квас. Его мы тоже производим. Но пиво всё-таки напиток алкогольный, поэтому и отношение к тем, кто пытается его распивать прямо здесь, прямо скажем, негативное — таких людей у нас нет.

Пока мы облачаемся в белые халаты — производство всё же пищевое и требует стерильности всех в него входящих, — начинаю доставать спокойного Дениса кучей вопросов.

Сколько в год производите?
Не более 1 миллиона дал пива и кваса. Наша пивоварня седьмая по мощности в республике.
Что в составе? — цепляюсь я.
Начнём с того, что мы производим пиво исключительно из солода и хмеля. Никаких допустимых заменителей. В нашей стране разрешено использовать до 50% насоложенного сырья — это кукурузная, рисовая крупа и прочее. Мы отказались от этого. Некоторые живые сорта пива продаём в ближайшие города в радиусе 500 км, ведь срок хранения у такого напитка очень ограничен (7 дней).
То есть в бутылки не разливаете?
Разливаем, но исключительно в кег и стекло. ПЭТ-упаковку (1,5 л) используем с большой неохотой. Так как для пива самый страшный враг — свет и кислород, — комментирует Денис и ведёт меня строго вверх, туда, где начинается путь пива.

В варочно-бродильном участке стерильно чисто и очень жарко. Едва слышно гудят огромные машины, в запотевших «иллюминаторах» видно, как готовится солод к тому, чтобы стать напитком.

Мы варим и крафтовое пиво, — продолжает Денис, пока я ловлю ракурсы. — И крафтовое не только потому, что по специальным рецептам, но и потому, что мы соблюдаем все традиции и рекомендации (личное участие ведущих крафтовых пивоваров РФ и других стран). Некоторые виды солода, например, мы закупаем исключительно в Европе (Бельгии и Германии). Потому что этого требует рецептура.

Потом мы переходим в лагерный участок завода, где будущее пиво дозревает в течение многих дней (не менее 21) и где его фильтруют (если этого требует рецепт) и отправляют дальше на линию розлива.

В лагерном цеху уже прохладно, цистерны размером с дом, покрыты испариной — напиток зреет при температуре около +7°.

Кстати, вот интересно, в составе же не только солод и хмель, но ещё и вода. Где вы столько воды берёте?
На территории завода у нас своя скважина и котельная. Всё предусмотрено, — улыбается Денис.

До этого мне не приходилось, стоя под двадцатипятитонной запотевшей «бочкой» в эпицентре завода, наблюдать, как прямо из этой громадины наливают готовый напиток.

Цех розлива пел хором стеклянных бутылок: пустые звенели высокими голосами, а наполненные брали нижние октавы и несли на себе шапки пены.

После экскурсии я сняла белоснежный халат и спросила:

А вам не кажется, что вы участвуете с процессе спаивания народа?
Нет, — честно отвечает Денис. — Ещё раз повторюсь, мы рекомендуем делать упор на вкусовые, а не количественные показатели потреблённого продукта. Выступаем за культуру употребления и главное — правильное потребление напитка. Заводу есть чем гордиться: мы следуем закону о чистоте пива в Германии 1516 года — райнхайтсгебот. Этот закон является мерилом для всех пивных производителей и не утратил своей актуальности спустя столетия. Поэтому мы выступаем не за то, чтобы люди пили много пива, а за то, чтобы ценили пиво и пили его ради вкуса и, может быть, даже истории.
Знаешь, чем ещё мы отличаемся от многих? — уже провожая меня, говорит Денис. — У нас минимальные складские запасы. Мы не гонимся за количеством, наш главный критерий — это свежесть и качество. Мы будем только рады, если поможем сформировать культуру потребления, и качество — вот что решает.

Всем помнить, что Минздрав предупреждает ↓

Статья носит исключительно информационный характер. Текст и фото: Anna Bing

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

5 комментариев
Вячеслав Прудников
22 мая 2017 в 20:12
И где это крафтовое пиво продается.
Аноним #9ca
31 октября 2017 в 01:42 ответ Вячеслав Прудников
Вячеслав, в пабе "Торвальд" на ул. Толстого, 1, например )
Анна Новицкая
4 декабря 2017 в 13:11
Реклама данного продукта=0, хоть продукт и хороший( купить можно прямо на предприятии свеженький квас и пиво)
Аноним #40a
21 ноября 2018 в 13:52
а почему нет фоток видов итоговой продукции?
Кроме Торвальда где то продают еще крафтовое пиво?
Аноним #619
25 ноября 2018 в 09:33 ответ Аноним #40a
Аноним #40a, в Нимбусе на Ленина есть 4 вида крафтового пива.
Чтобы комментировать, .