«Стреляли в голову — попали в шапку» — ветеран вспоминает Великую Отечественную войну

9 мая 2017 в 06:13
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Накануне праздника Победы мы решили встретиться с человеком, который своими глазами видел события тех лет. Мы пришли уже под вечер, и на пороге при всём параде нас встретил сам Зюзиков Павел Константинович вместе с внуком Павлом.

Сперва Павел Константинович предложил нам выпить чаю со сладостями. Ветеран рассказал о своём большом семействе, а также о том, как сложилась судьба каждого. Спросили, как его здоровье, на что он ответил:

Для своего возраста оно очень неплохо сохранилось. Есть проблемы, но я на них стараюсь не обращать внимания, — улыбнулся Павел Константинович.

Достав из шкафа старый альбом с фотографиями, ветеран стал показывать свои армейские фото, а также рассказал о своих самых интересных моментах в жизни. Когда началась война, Павел Константинович проходил обучение в училище, которое располагалось неподалёку от льнопрядильной фабрики «Двина». Во время учёбы Павел Константинович научился делать отбойные молотки, циркуляторы.

В один из дней к нам приходит инструктор и сообщает: «Дети, всё, учёба заканчивается! Немцы уже в Витебске!» — вспоминает ветеран. — Мы взяли свои ящики с инструментами, которые делали, и закинули возле пруда, так как они нам уже больше не пригодились.

Как только Павел вышел из завода, он увидел немецкий самолёт, который пролетал возле Западной Двины. Из этого самолёта выбросили какой-то непонятный предмет. Сначала люди подумали, что это мина, поскольку она издавала странный свист. Предмет упал в Двину, и все заметили, что эта была бочка с дырками, словно у сита. Именно поэтому был слышен свист.

Немцы хотели «навести страх», вот и выбросили её, чтобы людей напугать, — объясняет Павел Константинович.
А как вас готовили к войне?
Нас вызвали в Сосновский сельсовет, а затем мы поехали в школу, которая находилась за пределами города. На базе этой школы был лагерь, и там нас обучал капитан основным приёмам. Он учил нас делать коктейли Молотова и рассказывал, когда их необходимо бросать в немецкую технику. Мы пробыли там два дня, а затем подготовка завершилась.
И как эти знания применялись на практике?
Так сложилось, что некоторых из нас отправили на линию фронта. Мы делали окопы, валили лес. В Глубоком нас учили стрелять, ползать по-пластунски и другим хитростям военной жизни.
В военное время постоянно преследует опасность. Вы прошли войну от начала до конца — родились в рубашке!

Когда мы переехали в Гороховец, там располагались военные лагеря. Военная подготовка, которая проходила, была нелёгкой. Необходимо было научиться пробегать по брусьям, ни разу не упав. Если солдат падал с этих высоких брусьев, то его снова поднимали и заставляли пробегать бесчисленное количество попыток, до тех пор, пока не получится пробежать до конца. Многие себе что-то ломали.

Меня как-то раз отправили в разведку. Я вылез из окопа, и тут выстрел — щёлк! Попало прямо в шапку, в ней находилось святое письмо. Оно меня спасло. Вот так и вышло: стреляли в голову — попали в шапку. Позже был похожий случай. Тогда пуля попала не в меня, а в обмундирование. Вот так я и прошёл всю войну — Бог оберегал.

Письма от родных всегда доходили?
Письма тоже приходили. Но, когда нас на поезде повезли на Кавказ, девушки на станциях кидали в открытые вагоны записки: «Демобилизуешься — приходи, я тебя приму». Я тоже словил одну, а затем отдал её товарищу. Говорю: «Возьми!» А он в ответ: «А ты чего не хочешь?» Я отвечаю: «Меня дома ждёт семья!»
А увольнительные давали во время войны?
Да, бывало, что и отпускали. Но когда я служил в Словакии, у меня вышел интересный случай. Я пошёл в «самоволку» прогуляться. Иду, иду — и вот я набрёл на красивый небольшой домик. Захотелось зайти в гости. Меня встретил словак вместе с женой и дочкой. Он предложил выпить, накормил меня. Разговорились. Внезапно хозяин дома посмотрел в окно и увидел нашего комбрига, который остановился возле дома. Я подумал, что «попал», придётся объясняться. Тут словак подошёл к стене, где висел ковёр, отодвинул его, а за ковром оказался потайной ход в кладовку, где хранился урожай и разные вещи. Хозяин спрятал меня в этой кладовке. Потом я услышал, что в дом зашёл комбриг и стал выяснять, где я нахожусь. Осмотрел весь дом, а кладовку, которая была спрятана за ковром, не нашёл.
И что вам было, когда вы вернулись?
Когда приехал обратно, командир взвода — младший лейтенант — меня спрашивает: «Павел, тебя разве не забрали? Комбриг сзади за тобой ехал, неужели он тебя не нашёл? И где ты вообще был?». А я и говорю: «В разведке». Командир взвода: «Ну, ладно, молодец!». Так я и ходил самоходом, когда была возможность.
А где удалось встретить окончание войны?
Я воевал в Польше, Чехословакии, Праге, Румынии, Германии, а потом служил на Кавказе и демобилизовался в 46-ом году. К рейхстагу в 45-ом никто из нашей батареи так и не дошёл. Я хотел оставить запись на стене. Нужно было идти порядком, пошли вместе с одним солдатом, прошли немного, и тут снайпер: щёлк! А солдат уже лежит. Я быстро подхватился и успел спрятаться за углом какого-то здания. А снайпер уже стал стрелять по этому углу. Меня не задело, и в бинокль я успел рассмотреть, какой это был дом. Затем я доложил в батарею о местонахождении снайпера. Наши ребята один снарядик весом в 45 килограмм «шпульнули» в него — и дома как не бывало.
Если отмотать назад, как вы думаете, можно было избежать войны?
Правительство тогда подставило под удар страну и людей. Нужно было вести переговоры, и тогда всё вышло бы по-другому.
Вы были свидетелем того, как восстанавливался наш город. А чем вы занимались после войны?
По окончании войны я вернулся в деревню Бороники и стал работать водителем в колхозе, потом пошёл работать на производство, помогал ремонтировать железную дорогу. Конечно, я видел, как восстанавливался Витебск, была одна большая масштабная стройка.

У Павла Константиновича родилось четверо детей. Потом появились семеро внуков. Правнуков и того больше — одиннадцать человек. Уже ходит в школу праправнучка Павла Константинович. Вторая праправнучка совсем маленькая, ей всего два месяца. Наверное, она очень удивится, узнав, какой у неё легендарный прапрадед. Впрочем, ей наверняка будет интереснее увидеть и услышать его. Для неё и вас мы записали это получасовое видео.

Рассказ о войне от первого лица

Уже перед уходом спросили о количестве орденов и медалей:

Так сразу трудно сказать. Давайте подсчитаем, — предложил ветеран. Со всеми военными и юбилейными медалями вышло 20, а также 7 орденов. — Тяжеловат пиджак, — улыбается Павел Константинович.

И сегодня с праздником Победы вас поздравит сам ветеран:

Текст: Ирина Майер. Фото и видео: Anna Bing

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

3 комментария
LoyIver
9 мая 2017 в 10:09
Спасибо за интересный рассказ. Дедушке — здоровья, молодец, очень бодрый :) И всех с праздником Великой Победы!
teplyashka
9 мая 2017 в 12:27
Спасибо за Великую Победу всем ветеранам!!!!!!
Аноним #abc
20 февраля 2018 в 09:03
дед молодец, а вот медали ему на костюм вешала явно сама журналистка (так сказать чтоб поэффектней в кадре смотрелось)
Никогда, ни один солдат не повесит юбилейную медальку на плечо выше ордена красной звезды.
Чтобы комментировать, .