Проект «Месца». Север страны: Сарья, Освея и партизаны

6 мая 2022 в 08:10
Поделиться
Класснуть
Отправить

Финальная часть нашей третьей поездки в рамках проекта «Месца». И мы снова говорим спасибо нашему постоянному и надёжному партнёру — сервису проката автомобилей «Катала Бай» за предоставленный автомобиль. Говорим спасибо и напоминаем всем и каждому, что за машиной — в «Катала Бай»!

Сегодняшний рассказ будет о самых северных точках на карте Беларуси. И мы специально оставили этот пост на майские праздники, потому что именно эти края до сих пор отходят от последствий Великой Отечественной войны и, как говорят местные, вряд ли когда-то придут в довоенную норму.

Сарья и Освея. Верхнедвинский район. Начинаем.

Это север. Зимой здесь выпадает больше снега, ветра здесь злее, весна приходит позднее, люди чуть-чуть суровее. И до границ — рукой подать. С одной стороны Латвия, с другой — Россия. Так и получился белорусский север — гремучая смесь востока и запада. Места, где смешалось всё, и очевидное таковым не является.

В Сарье было до безумия холодно, несмотря на середину апреля и солнце в областном центре. Здесь солнца не было. Но был пронизывающий ветер, который пытался, казалось, убить или, как минимум, сбить с ног приезжих.

Сарья стоит в межграничье с незапамятных времён. Когда-то деревней владел знаменитый белорусский род Сапег. Теперь она сама по себе. В деревне живёт около пятисот человек. Мало, раньше жило гораздо больше.

Но Сарья по праву может гордиться двумя моментами — людьми, которые здесь живут, и им — огромным собором, который возвышается над этим северным миром белорусской глубинки. Церковь Успения Пресвятой Богородицы.

И да, если бывалый путешественник посмотрит на храм в Сарье, то, возможно, он скажет, что это костёл. И будет тысячекратно неправ. Это православная церковь, и всегда этот готический храм был церковью.

Храм в Сарье огромный. Кажется, что он больше всей деревни вместе взятой. Самое высокое и самое впечатляющее здание из тех, которые нам пока доводилось видеть в наших путешествиях. Мы остановились и принялись ждать человека, который…

Отец Василий. Потом оказалось, что сам он не местный. Полешук. Много-много лет назад приехал в этот северный приход с юга Беларуси и остался здесь навсегда.

Самый харизматичный и самый яркий наш экскурсовод в этом путешествии. Он из той породы людей, которые горят своим делом, болеют за своё и преданы тому, чему служат и во что верят. И речь сейчас вовсе не о религии. Отец Василий произвёл на нас впечатление едва ли не большее, чем церковь. Больше часа он не пускал нас внутрь, потому что хотел, чтобы в храм мы вошли зная о том, что было здесь когда-то и почему это так важно для Сарьи, для самого отца Василия и тех 500 человек, которые сейчас живут в этих местах.

Со слов нашего гида, историки до сих пор спорят и вводят в заблуждение не местных, когда говорят, что православная церковь выгнала из этого храма католиков и переставила алтарь.

Мы верим отцу Василию, поэтому представляем историю Сарьи, которую мы записали с его слов.

После Сапег Сарья принадлежала роду Лопатинских (мы писали о них в одном из прошлых постов). И если в Леонполе у их семейства было родовое гнездо и основная резиденция, то здесь — в Сарье — было что-то типа дачи и охотничьих угодий. Понятно, что за столетия ничего не сохранилось, кроме церкви.

Её построил Игнатий Доминик Лопатинский. Но как и почему он сделал это здесь… У Игнатия Лопатинского была жена Мария, которую он любил. Не просто любил, а, как сейчас бы сказали, обожал всем сердцем и душой. Но произошла трагедия — Мария умерла после тяжёлых родов.

Игнатий тяжело переживал утрату любимой. Вдовец, отец двоих детей не мог смириться с тем, что его обожаемой Марии больше нет. И он решил увековечить память о той, что была самым главным в его жизни — построить храм. Место личной скорби и символ его вечной любви.

В те годы Сарья процветала. Это была настоящая жемчужина северного края — реки, озёра, шикарные леса, близость Европы... поговаривают, что в здешних реках даже водился лосось. И в 1851 году неутешный Игнатий Лопатинский твёрдо решил — храму быть! В центре живописного места, рядом с родовым кладбищем.

Строительство началось тут же — к осени крепостные крестьяне выкопали фундамент. Проектировал храм известный в те годы архитектор Густав Шахт. Храм строили долгие шесть лет. С 1852 по 1857 год.

Во время строительства начались проблемы. Но не в самой стройке, а в храме в принципе. Говорят, что кто-то из деревенских мужиков донёс «куда надо» (царю), что храм строят не той веры. Надо понимать, что это было время, когда Российская Империя в этих местах после присоединения проводила масштабнейшую антикатолическую кампанию.

Донос, обвинения, разборки, чиновники, которые прибыли расследовать. Лопатинский сказал, что да, строит храм — «памятник жене и первому их сыну, который тоже умер в младенчестве. Рядом — родовое кладбище. Это память, это место, где я хочу молиться и вспоминать любимых людей. В чём преступление?»

Храм он всё же достроил. Потому что был упрям и в принципе не привык отступать. В 1857 году он освятил храм во имя Святой Марии. И даже при храме открыл школу для сельских детей, за это чуть не получил ссылку. Но почему-то генерал Муравьев, который и решал, как поступить с дворянином, ограничил наказание и назначил штраф.

Лопатинский остался в Сарье. Рядом с храмом разбил огромный парк. Говорят, что существовал подземный ход, ведущий из храма в фамильный склеп (он не сохранился в годы ВОВ).

Последнее слово осталось за царём — в 1857 году храм освятили в честь Успения Пресвятой Богородицы.

Но на этом история этого храма не закончилась. Когда времена дворян прошли, в Сарью пришла новая советская власть. И ей даже православная церковь не слишком-то нужна была. В храме устроили склад химикатов. В парке устроили военный лагерь для пограничников. Поговаривают, что в Сарье долго находился маршал Будённый…

А потом Великая Отечественная. Она-то и переписала всю историю этих мест. Храм в Сарье выстоял. Красный кирпич церкви до сих пор хранит на себе рубцы прямых попаданий. Но храм выстоял. Стены толщиной почти два метра не смогли пробить никакие орудия.

Но война… теперь о ней.

Верхнедвинский район в годы войны называли партизанской республикой. Отсюда и лютая ненависть немцев. Каратели сжигали деревни в округе целиком. Отец Василий сказал, что здесь погиб каждый второй, и к той довоенной численности населения их район никогда так и не смог вернуться.

Но мы проедем немного дальше — к Освее и продолжим рассказ о войне, потому что эти места — это один огромный послевоенный шрам на теле страны.

В Освее находится самая северная православная церковь Беларуси. Такая крохотная, деревянная, смотрит на громадное Освейское озеро (второе по величине после Нарочи, кстати). Сразу за церквушкой — курган. Стоит на месте, где сожгли всех жителей деревни. На кургане находится памятник жертвам фашизма...

Когда сюда пришли немцы и ввели оккупационный режим — здесь сразу же организовались партизанские отряды, потом бригады, потом практически целая партизанская армия. Их было так много, и их так массово поддерживало местное население, что даже нельзя было называть эти земли захваченными. И поэтому 16 февраля 1943 года здесь началась масштабная карательная операция под названием «Зимнее волшебство».

Главной целью операции командование немецких войск ставило создание нейтральной зоны отчуждения без жителей и населённых пунктов шириной 30-40 километров между Дриссой и Россонами. Немцы планировали лишить партизан всех опорных пунктов и уничтожить и все партизанские формирования по линии Сабеж (РФ) — Освея— Дрисса — Полоцк — Россоны.

В операции было предусмотрено уничтожение всех местных жителей без исключения: «Все русские деревни на границе с Латвией, которые в первую очередь образуют опорные пункты для нападений со стороны бандитов, следует полностью сжечь».

В операции участвовали около 3 600 карателей. Это были латышские полицейские батальоны. Их прикрывали в резерве немецкая рота СС, немецкие зенитные части, авиация, украинские полицейский батальон, немецкая артиллерия и так далее.

Общая численность превышала 4 000 человек.

Всему этому противостояли партизанские формирования общей численностью более 8000 человек.

В феврале немцы начали операцию. Без жалости и с особой жестокостью они сжигали деревни. Сильных и молодых местных жителей они фильтровали и отправляли в лагеря. Остальных убивали. Даже трудно сейчас сосчитать, сколько мирных жителей было убито в этой операции. Согласно спискам, которые удалось составить после войны — эта цифра приближается к 14 000 человек. Всего за месяц «Зимнего волшебства».

После войны ФРГ официально признало операцию «Зимнее волшебство» преступлением против человечества.

Операция продолжалась чуть больше месяца. И если в самом начале немецким войскам и карателям удалось как-то сдвинуть партизанские формирования, но к середине марта партизанам удалось перегруппироваться и фактически нанести ответный удар, сместив линию операции и остановить налёты карателей.

В одной из партизанских бригад имени Рокоссовского состоял Пётр Миронович Машеров, который позже стал первым секретарём ЦК КП Белоруссии и по-настоящему любимым народным лидером.

С 1942 года он был командиром партизанского отряда имени Щорса, который в свою очередь входил в Россонскую бригаду.

В феврале 1943 года во время карательной операции «Зимнее волшебство» Машеров со своими бойцами трое суток без остановки обстреливал немецкие гарнизоны, разбивая вражеские отряды. В марте 1943 года он был назначен комиссаром партизанской бригады имени Рокоссовского и участвовал в боях с латышско-немецкими полицейскими частями. В 1944 году Пётр Миронович Машеров получил звезду Героя Советского Союза.

Операция «Зимнее волшебство» была провалена немецкими войсками, несмотря на то, что в тот момент вермахт этого не признал.

21 марта 1943 года командование немецкой армии начало вывод своих подразделений с территории Беларуси, а 31 марта обергруппенфюрер СС Еккельн издал приказ об окончании операции.

По факту больше всех пострадали именно мирные жители. Даже на сегодняшний день точное количество жертв неизвестно. Теперь только памятники по всему району напоминают о том, что на их местах когда-то стояли деревни, была жизнь и погибли люди…

В Освее тихо. Выглянуло солнце и осветило руины старинной усадьбы Гильзёнов. Когда-то здесь был невиданной красоты парк в несколько гектаров, стоял шикарный дворец, был костёл… Но всё было разрушено войной, и Освейщину выстраивали из пустыни пепелищ.

Теперь всё вокруг — история, у которой даже почти не осталось живых свидетелей. Суровый север ласковой Беларуси — края, где потерь было больше, чем где-либо. Земля, которая была полностью залита кровью тысяч безвинных людей.

Покидаем пределы Приграничья и любуемся красивыми лесными дорогами. Нам в спину смотрят кладбища, над нами плывут белоснежные облака. Впереди май, новые дороги и новые истории.

Оставайтесь с нами и берегите тех, кто рядом.

Текст, фото: Anna Bing. Видео: Andre Lamb

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

5 комментариев
Aleksei81
6 мая 2022 в 09:08
Спасибо, было интересно... Впрочем, как всегда... Как всегда и добавлю, поскольку говоря о Верхнедвинске (тогда еще Дриссе, Верхнедвинск закрепился названием с 1962 г.) нельзя не упомянуть, конечно, ужас еврейского гетто! И если говорить об исторических параллелях - да? - то сравнение сие неминуемо... Ну вот представляете, что Дрисса была приграничным городом, а по ту сторону Двины-реки уже лежала Польша. Война в Польше, напомню, уже шла более полутора лет, и польские беженцы, которые нашли приют в Дриссе и окрестностях очень хорошо знали "особенности" немецкой оккупации и отношение захватчиков к еврейскому населению. Дрисса же была обжита еврейским населением всех возрастов, да еще и теми, кто в принципе, евреев поддерживал. И вот даже несмотря на то, что в Дриссе были живые свидетели зверств захватчиков, местное население не принимало их рассказы всерьез! С начала войны - уже ВОВ - в Дриссе было организовано гетто, и мы уже знаем, что ничем хорошим это завершиться не могло... Так, в общем-то и получилось! В феврале 42-го евреев повыгоняли из домов, прогнали по центральной части городка, к месту, где ныне находиться еврейское кладбище... Жителям же было запрещено выходить на улицы и просто выглядывать в окна. На месте "кладбища" уже был уготовлен ров, куда загоняли группками жителей, и расстреливали... Потом это место прикапывали, и расстреливали новую группу. Не все умирали сразу от огнестрельных ранений, но никому не удалось выбраться и из-под земли! Фактически многих просто похоронили живыми, притоптав место этой "акции"... Обратите внимание на это слово - акция! Гитлеровцы не называли публичные казни и массовые расстрелы своими именами, подменяя их этим вот ёмким словцом - "акция"! Уже позже выясниться, что в тот день во время этой "акции" было убито более 750 (!) местных жителей-евреев, обоего пола и разных возрастов...
Упомянутая операция "Зимнее волшебство/Зимнее чары" была ответом гитлеровцев на рост партизанского движения! Все верно... И, наверное, верхнедвинскому району досталось более всего, поскольку сюда было брошено 5 полков СС! + еще особые подразделения армии и полиции, включая тех, кто им потворствовал. Эта часть операции в принципе не подразумевала какого- точечного удара. И даже приводимая в материале численность погибшего населения - крайне условная. Ну представьте: не оставалось на месте целых деревень! Все архивные документы были уничтожены огнем, и восстановить не удалось ни одной фамилии и даже имени... Если принято говорить, что в Беларуси погиб каждый четвертый, то без преувеличения в Верхнедвинске это число равнялось трем, а то и двум! Жутко? Да...
Но вот наша группа "мясцовых" путешественников могла оценить степень заботы о кладбищах в Освее и Верхнедвинске, и по ним определить, насколько трепетна память о каждом погибшем...
Галина Бобкина
6 мая 2022 в 09:11
Вялiкi дзякуй!
Андрей Лабуденский
6 мая 2022 в 09:26
Реставрация храма. д.Сарья

Предположительно 1987-1989 гг.

Дарья Волова
6 мая 2022 в 11:27
Спасибо за такую познавательную статью

Храмы, костёлы, усадьбы потрясают своим величием, как жаль, что немногие сохранились до наших дней. А как хотелось бы, чтобы разрушенным сооружениям вернули их былое величие...

Очень мне приглянулась эта усадьба Гильзёнов и этот разрушенный костёл, нашла фото между 1856 и 1883 гг. и для сравнения фото: наши дни.

Елена Гусак
6 мая 2022 в 16:20
Дзякуй за цікавае падарожжа)