Проект «Дома и люди»: ул. Ленина, 35а

23 мая 2022 в 06:30
Поделиться
Класснуть
Отправить

В Витебске полностью снесли или до неузнаваемости изменили реконструкцией много примечательных зданий. Дома на улицах Чехова, 7; Калинина, 2; Ленина, 3б; Путна, 5; Титова, 1 и 3; проспекте Фрунзе, 84 — только некоторые примеры. Другие старинные здания, как например, на Комсомольской, 28, собираются возродить. Но пока на это найдут деньги, красивейший дом разрушается на глазах.

Дома — как и люди: у каждого своя биография, свой характер, своя судьба. И здания живы, пока жива память о них.

Портал Vitebsk.biz начинает новый проект — «Дома и люди». Своими воспоминаниями, живыми подробностями о том времени, когда эти дома существовали и были неповторимой частичкой витебской истории, с нами делятся их бывшие жители.

Несколько историй из этой серии у нас уже есть. Но мы будем благодарны, если горожане помогут нам с поиском новых героев. Если вы жили в домах в Витебске, которые снесли или значительно перестроили, или знаете людей, кто там когда-то жил, пожалуйста, пишите в редакцию: .

И сегодня наш первый рассказ — про дореволюционный дом №35а на улице Ленина. От его бывшей жительницы мы узнали, что Витьба в центре города раньше разливалась так, что дети плавали в школу на лодке.

Тамара Воропаева стоит под окнами дома своего детства. Фото: Татьяна Матвеева

Справка: Дом №35а на улице Ленина находится напротив ратуши. Этот район в старом Витебске называли Подлога. Здание, скорее всего, построили до Октябрьской революции.

До 1972 года на Подлоге находились жилые дома. Затем их снесли, чтобы расширить парк имени Фрунзе. Уцелели лишь три здания из всей застройки: два дома возле Октябрьского моста и дом №35а на Ленина. Сейчас в нем находится областной методический центр народного творчества.

«Первые уроки музыки мне давала соседка, жена генерала»

Сегодня Тамара Воропаева — известный витебский дизайнер. А в июле 1965 года она была малюткой, которую родители привезли из роддома в комнату на улице Ленина, 35а. Здесь девочка жила с папой, мамой и бабушкой четыре года: в 1969-м семья получила новое благоустроенное жилье в другом районе города.

Мы встречаемся с Тамарой возле дома её детства. С улицы Ленина двухэтажное здание почти не видно, так как стоит оно под горкой, на спуске к набережной Витьбы, если идти к ней от фонтана «Слияние трех рек».

Тамара немного волнуется: встреча с детством — это всегда трепетно.

В этом доме я научилась ходить. Представляете? И одну из самых первых моих фотографий сделали здесь, во дворе.

Женщина принесла этот черно-белый снимок с собой.

На скамейке возле подъезда сидят моя мама с соседкой Полиной Смирных. А в колясочке — я.
Риорита Воропаева (слева) с коляской, в которой находится её дочь Тамара. Рядом сидит соседка Полина Смирных. Фото: семейный архив

У дома есть мансарда — на крыше, а также подвал с полукруглыми арками.

Во второй половине 1960-х, по словам горожанки, в доме было шесть квартир: на каждом этаже жило по три семьи.

Наша семья — бабушка Екатерина Марковна Шмидт, папа Виктор Александрович Воропаев, мама Риорита Алексеевна Воропаева (Зеленцова) и я — занимала комнату на первом этаже. За стенкой жило ещё одно семейство: дед Иван с женой и их дети, молодая семейная пара. На первом этаже жила и Полина Смирных. Она была одинокой. Моя мама с ней дружила, и тетя Полина научила её вязать крючком. На снимке из нашего семейного альбома соседка как раз сидит и рукодельничает.

На второй этаж маленькая Тома часто бегала в гости — там жили её друзья:

Одну комнату занимала грузинская семья. У них была дочка — моя ровесница. И я всё время ходила к ним. Но позже семья уехала в Грузию, и для меня это стало первой потерей в жизни: с моей подружкой мы расстались навсегда. На втором этаже жил с родителями еще один друг детства — Игорь Шабсай. Мы с ним потом учились в одной школе. А в комнате по соседству с Шабсаями и грузинами поселились генерал с женой. По тем временам они жили очень богато. У них было красивое немецкое пианино. И на нём стояли свечи! И эта женщина, генеральша, учила меня играть. Позже я занималась в музыкальной школе, но больше всего мне запомнились именно эти уроки, у жены военного, на том шикарном пианино. Потом я ни у кого таких инструментов больше не видела.

Бабушкина оттоманка, ёлка на подоконнике и украденный арбуз

Жильё в доме на Ленина, 35а в 1948 году получила Тамарина бабушка, Екатерина Марковна. Её муж, летчик, погиб на войне, и вдова с 10-летней дочкой Риоритой вернулась из эвакуации в Витебск.

Когда Риорита вышла замуж, в этой же комнате поселился и её муж Виктор.

И количество учителей на квадратный метр стало зашкаливать, — смеется Тамара. — Вся наша семья — «настаўніцкая». Бабушка всю жизнь проработала учителем немецкого языка в витебской СШ №3.

Мама преподавала в техникуме связи (позже — в колледже), а папа — в пединституте. Учителями были также родственники по папиной линии.

1955 год. Мать Тамары, Риорита Воропаева, с однокурсниками из пединститута встречают Новый год. Предположительно, в квартире на Ленина, 35а. Фото: семейный архив

К слову, в этом же доме, на первом этаже, одно время жила и Тамарина родня: её троюродная сестра Елена Боборико с мамой, известной писательницей Маиной Боборико (Детский литератор Маина Боборико (1930-2021) родилась в Витебске. Её произведения сравнивают с книгами шведской детской писательницы Астрид Линдгрен. — Прим. Vitebsk.biz).

Тамара была совсем ребенком, но хорошо запомнила, как выглядела их комната площадью примерно 12 квадратных метров:

На нашем первом этаже был длинный общий коридор. Потом — маленький коридорчик, вход в квартиру. Это были бабушкины «апартаменты». Там стояли печка, этажерка с книгами. И оттоманка, на которой спала бабушка. Она всегда подчеркивала: «Это не диван, это оттоманка!». Дальше, в глубине комнаты, возле стены стояла родительская кровать. И чуть подальше — моя кроватка. В комнате находилось два окна. С такими широкими — метровыми — подоконниками, что на них можно было сидеть и смотреть на Витьбу. На подоконник родители ставили новогоднюю ёлку. Возле окон, по центру, стоял круглый стол. Ещё помню шкафчик: он как бы отделял собой бабушкин «закуток» от остальной части комнаты.

В квартире было тепло. «Дом построили добротно, в нем были очень толстые стены», — вспоминает Тамара.

Но особых удобств в доме не было:

В коридоре находилась общая кухня. Готовили на керогазах. Пока варился суп, соседки общались. У нас готовкой занималась в основном бабушка. И у неё это отлично получалось! Воду носили в дом из колонки, и, насколько помню, она находилась где-то поблизости. На улице был и туалет.

В подвале располагался склад овощного магазина. Вход в него находился на заднем дворе, со стороны набережной Витьбы.

Мама рассказывала такую историю про это овощехранилище. К ней в гости приходил друг: бедовый парень, несколько лет просидел в одном классе. Он был отчаянно влюблен в маму, и «домашку» делал только ради неё.

И вот — такая картина. Дети сидят с учебниками на подоконнике, готовятся к урокам. Тут к складу подъезжает машина с арбузами. Разгружают их прямо под окнами! И мамин одноклассник, отчаянная голова, бросает за окно крюк и достает арбуз. Для детей в послевоенном городе это было таким счастьем!

Разлив Витьбы там, где сейчас парк имени Фрунзе. 1950-е годы. Фото: «Таямніцы Віцебска»
«Витьба затапливала всю округу»

И ещё одно яркое воспоминание Тамариной мамы:

По соседству с нашим домом, у Октябрьского моста, на Ленина, 33, находилась школа №6. И мама рассказывала, что весной Витьба так разливалась, что затапливала всю округу. Вода поднималась почти до окон первого этажа нашего дома, и дети плавали в школу на лодке!

Слева от дома (если стоять лицом к улице Ленина) стояли сараи: «Папа хранил там свой мотоцикл. И, мне кажется, уже все жильцы давно переехали из нашего дома, а сараи ещё долго не сносили. К слову, папа был заядлым рыбаком-подводником. Однажды он поймал огромного сома. Все соседи собрались посмотреть на это чудо. Папа держал сома на весу и говорил, что он выше меня ростом».

Отец Тамары Воропаевой, Виктор Воропаев. Фото: семейный архив

Двор со стороны главного фасада выглядел ухоженно: «Рядом с подъездом находилась скамейка. И на ней любили отдыхать жильцы. А под окнами росла огромная липа. С неё падали «носики», и все их собирали».

А вот за домом — там, где Витьба, никто особо не ходил, отмечает горожанка.

Какая-то дорожка, вдоль дома, там была. Но не такая, асфальтированная, как сейчас. И, я помню, тут был небольшой деревянный мост — на месте нынешнего моста Тысячелетия Витебска. Возле него стоял ларек, кажется, газетный. А там, где сейчас находится концертный зал «Витебск», был частный сектор. И мы с мамой частенько ходили туда, за Витьбу, за керосином. Продавали его в лавке. А вообще за домом мы, дети, не гуляли. Там было опасно: река. Мы больше играли в парке имени Фрунзе. Никакой детской площадки там, конечно, не было. Но стояли какие-то скульптурки: то ли медведи, то ли олени.

Местная ребятня обожала улицу Ленина. Она была центром их детской вселенной. Транспорта тогда в городе было мало, даже в самом центре, и родители спокойно отпускали малышню гулять на улицу.

Жить тут было очень интересно! По улице Ленина тогда ещё ходил трамвай. На месте, где сейчас памятник князю Ольгерду, стояла скульптура — кажется, это была женщина с ребенком на руках. А перед домом — горка, на которой теперь фонтан. Возможно, мне кажется, но в моем детстве она была выше. Потому что мы с неё так лихо катались на санках!
А ещё забегали по этой горке на улицу, становились и смотрели демонстрации. Однажды на какой-то праздник я вышла с шарами, и ветер унёс один мой шарик туда, на каланчу (Так старшее поколение витеблян называет ратушу. — Прим. Vitebsk.biz). Эта картина, как живая, у меня перед глазами стоит и сегодня. Любили также ходить в кафе-мороженое. Оно находилось в самом начале нынешнего проспекта Фрунзе, в исторической застройке, которую снесли в 1980-х.

Родители брали с собой маленькую Тому на городские мероприятия. И в её детскую память врезалась трагедия, которая произошла на торжественном открытии бассейна «Молодость».

Во время церемонии там обвалился балкон — и пострадали люди. Мой папа был приглашен на это мероприятие как сотрудник пединститута, и он взял с собой меня. Мы немного опоздали, а так бы вполне могли стоять под тем балконом или на нём. Когда мы пришли в бассейн, там была паника, все бегали, кричали. Папа меня закрывал, чтобы я ничего не видела. Но я всё равно поняла, что вокруг происходила какая-то сумасшедшая ситуация. (Бассейн «Молодость» на улице Чехова, 12 открылся в конце 1968 года. На открытии здания внутри обвалился балкон: на нём стояло много людей, и конструкция не выдержала. Инцидент попытались замять, местные газеты ничего не сообщили о ЧП. — Прим. Vitebsk.biz).

«Этому дому очень повезло, что его не снесли»

В 1969 году семья Тамары получила новую квартиру.

Получить жильё даже через 15 лет после войны было очень сложно. Бабушка ходила по разным инстанциям как жена погибшего военного. Но ей ничего не давали.

Тогда она написала письмо Швернику (Николай Шверник — председатель Президиума Верховного Совета СССР в 1946-1953 годах. Это была высшая государственная должность в Советском Союзе. — Прим. Vitebsk.biz) и поехала к нему на приём в Москву. И вскоре бабушке выделили эту квартиру. Выбила, как говорится! В семейном архиве до сих пор хранится то письмо кремлёвскому начальнику. А в нашей бывшей комнате, как рассказывала бабушка, потом поселилась её коллега, учительница из школы №3.

Стали переезжать и другие жильцы. Но отношения они поддерживали: «Мама и бабушка созванивались, общались со многими. К сожалению, и бабушка, и мама уже умерли. А так бы они рассказали, как сложилась судьба бывших соседей. И, конечно, они помнили их всех по именам».

Заходим с Тамарой внутрь здания, где сейчас располагается Витебский областной методический центр народного творчества.

Ходим, рассматриваем всё внутри. Это замечает одна из сотрудниц:

Вам что-то подсказать?
Нет, просто я когда-то здесь жила. Хочу посмотреть, как дом выглядит теперь, — отвечает Тамара.

О, вы далеко не первая! — улыбается работница. — К нам часто приходят бывшие жильцы. Ходят, смотрят, ностальгируют…

И, судя по количеству таких посетителей, в разные годы здесь жило много людей.

Тамара подмечает, что центральный вход в дом остался на том же месте. Сохранились и широкие подоконники, полукруглые арки — и внутри здания, и над подвальными помещениями.

А вот лестницы на второй этаж внутри дома не было. Туда можно было подняться по деревянным лестницам на боковых фасадах. Лестницы остались, но сейчас они уже металлические. Вообще, удивительно, что этот дом не снесли! Он же, рассказывают, относился к монастырскому комплексу рядом с костелом Святого Антония. Храм снесли (Памятник архитектуры, разрушенный в войну, окончательно разобрали в 1961 году. — Прим. Vitebsk.biz), а дом остался. Я думаю, ему так повезло, потому что он был жилым.

Тамара признается, что дом детства для неё и магнит, и оберег, и символ:

Я всегда стараюсь подходить к этому дорогому для меня зданию. И, знаете, хочется плакать… В этом доме я научилась ходить. Тут сказала первые слова. Здесь встретила своих первых друзей. С той поры пролетела целая жизнь… Но, хоть мы и ютились вчетвером в небольшой комнатке, жить в ней было хорошо.

На новой квартире мы тоже дружили с соседями, например, они оставляли у моей бабушки ключи. Но всё равно там всё было иначе. А здесь жильцы были, как родные. Такое дворовое братство. Дети дружили. Взрослые дружили. Я могла поесть у Игоря Шабсая, а он — у нас дома. Или могла забежать пообедать к генеральше. В семье генерала был единственный на весь дом телевизор: самый первый в СССР, чёрно-белый, с линзой. И все ходили к ним его смотреть. И это не казалось навязчивым. Тогда это было нормально, ведь соседи жили открыто. К слову, почти все жители улиц Ленина, Толстого, Суворова знали друг друга: город тогда был меньше, и все было сосредоточено в центре.

Я хотела бы вернуться туда, в то время. В юность, в школу, вообще в Советский Союз, нет, возвращаться не хочу. А вот в своё прекрасное детство — да.

…И пока стоит на месте дом Тамариного детства, живо и оно: солнечное, крылатое, яркое. Как тот воздушный шарик, который ветер когда-то вырвал из её рук на городском празднике и подарил старой витебской ратуше.

Автор: Татьяна Матвеева

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

11 комментариев
Deni
23 мая 2022 в 08:03
Интересная история Витебска, жаль эстафету забыли https://vitebsk.biz/source/photos/2022/05/21/foto-10-arhiv-semi.jpg ей бы сейчас исполнилось 100 лет!
Кстати напишите историю про неё!!!
komandanteChe
23 мая 2022 в 08:24
Спасибо! Очень познавательное утро! Вот так ходишь по делам дом-работа, а о родном городе мало что знаешь. Печально, и друзьям-гостям города мало что расскажешь. Буду исправлять ситуацию. Большой плюс, что в книжный бежать не нужно
Малефисента Местная
23 мая 2022 в 09:54
Очень внимательно почитала. Надеюсь, эта история положит начало новой традиции, пусть бы побольше откликнулись таких бывших жильцов старых исторических домов. Спасибо вам за новый и очередной классный проект!))
Валерия Фризен
23 мая 2022 в 10:01
Замечательная статья, прочитала на одном дыхании!
Стало огромным удивлением, что Маина Боборико , написавшая "А у нас во дворе" родом из Витебска. До сих пор люблю перечитывать эту книжку, погружает в добрую атмосферу детства в СССР.
Галина Бобкина
23 мая 2022 в 10:05
Один проект лучше другого! Читала бы и читала! Какие же вы молодцы! Спасибо вам огромное!
Галина Бобкина
23 мая 2022 в 10:07
И да, оттоманка - это слово и из моего детства) Тоже была у бабушки. Очень интересное слово.
Aleksei81
23 мая 2022 в 11:09
Видите, как интересно - и с городом ближе познакомились и горожанина узнали!
А вот совсем неподалеку, тоже на ул. Ленина, в доме номер... не скажу, но его все знают, когда идут мимо, а ходят часто, а еще чаще - просто видят, и это уже загадка для знатоков-любителей... жил наш поэт и прозаик, член Союза писателей СССР и Союза белорусских писателей Давид Симанович! И не исключено, что и в дворик этого самого дома тоже захаживал...
Симанович еще писал: "Где-где, а в Витебске непременно есть дух города..."
Малефисента Местная
23 мая 2022 в 13:02 ответ Aleksei81
Aleksei81, а ещё там неподалёку живёт как минимум трое комментаторов с витбиза, и как минимум двое отметились в этом посте =)))
Aleksei81
23 мая 2022 в 13:11 ответ Малефисента Местная
Малефисента, гы... да, собсна, не такой и великий Витебск, чтобы хоть раз в неделю не пересечь одну из главных ее улиц!
Малефисента Местная
23 мая 2022 в 13:48 ответ Aleksei81
Aleksei81, или пересечься с кем-то, чьи комменты читаешь, но не узнать. Как интересно в жизни бывает в xxi веке..
Анна Архипова
8 июня 2022 в 14:01
Там рядом прошло и довоенное детство моей мамы, в доме, который был разрушен в войну, он прямо примыкал к костёлу и имел с ним общую стену. Мамы уже нет, но она всегда помнила свой район и окрестные дворы и вспоминала их довоенными. И этот дом вспоминала... И многих жителей. И свою школу (до войны №6), здание сохранилось. И войну... И всю жизнь и она и моя бабушка, сколько были живы, дружили со своими довоенными соседками.