Проект «Дома и люди». Глава 4. Улица Чехова, 21

23 августа 2022 в 10:27
Поделиться
Класснуть
Отправить

В Витебске полностью снесли или до неузнаваемости изменили реконструкцией много примечательных зданий. Дома на улицах Чехова, 7; Калинина, 2; Ленина, 3б; Путна, 5; Титова, 1 и 3; проспекте Фрунзе, 84 — только некоторые примеры. Другие старинные здания, как например, на Комсомольской, 28, собираются возродить. Но пока на это найдут деньги, красивейший дом разрушается на глазах.

Дома — как и люди: у каждого своя биография, свой характер, своя судьба. И здания живы, пока жива память о них.

В проекте портала Vitebsk.biz «Дома и люди» своими воспоминаниями, живыми подробностями о том времени, когда эти дома существовали и были неповторимой частичкой витебской истории, с нами делятся их бывшие жители.

Несколько историй из этой серии у нас уже есть. Но мы будем благодарны, если горожане помогут нам с поиском новых героев. Если вы жили в домах в Витебске, которые снесли или значительно перестроили, или знаете людей, кто там когда-то жил, пожалуйста, пишите в редакцию: .

В новом выпуске проекта — воспоминания про дом №21 на улице Чехова, которыми с нами поделилась Галина Берт.

Сегодня у нас на связи Бруклин — район Нью-Йорка, в котором живет почти 3 млн человек. И одна из жительниц мегаполиса — уроженка Витебска Галина Берт. Мы общаемся с ней в мессенджере. Галина училась в старейшей школе города — №9 (сейчас гимназия №2 на улице Комсомольской). Работала конструктором в Специальном конструкторском бюро (СКБ). Почти 30 лет назад переехала в США. В Витебск в последние годы не приезжает: говорит, уже не к кому. Но белоруска прекрасно помнит, каким был родной город в ее детстве и юности. Она рассказала нам, как жили люди в более чем столетнем доме на Чехова, 21, который до революции принадлежал известному в Витебске предпринимателю и который снесли уже в советское время.

Дом принадлежал владельцу кафельного завода Михаилу Будникову

Дом №21 находился в самом конце улицы Чехова (до революции 1-й Ветряной), почти на самом краю высокого берега Двины.

Дом №21. Фото: «Витебская энциклопедия»

Улица 1-я Ветряная пересекалась с Песковатикской набережной. И здесь в XIX — начале XX веков размещался кафельный завод Будниковых — одно из первых промышленных предприятий в Витебске. Двухэтажная постройка, возведенная до 1860-х годов, стала одним из первых каменных зданий на улице.

Кафельные заводы в Витебске были семейным бизнесом, который процветал более столетия. Основал его в 1790 году выходец российской Вязьмы Иван Будников.

Петр Будников, брат Михаила Будникова, владельца кафельного завода в Витебске. Фото: группа «Край Смоленский»

В середине следующего века дело расширил его потомок — Андрей Васильевич Будников (возможно, внук). После его смерти в 1864 году бизнес разделили между собой три сына. Михаилу и Григорию досталось по предприятию в Витебске, а Петр забрал свою долю из общего капитала, переехал в Смоленск и открыл там изразцово-кафельный завод.

Завод на Песковатикской набережной принадлежал Михаилу Будникову. А через реку, на современной улице Ильинского, кафель делал его брат Григорий.

Завод Михаила Будникова выпускал не только кафель, но и красивую посуду: вазы, солонки, сахарницы, тарелки, чашки, молочники и т.д. Качественный, недорогой товар хорошо продавался, в том числе за пределами Витебска. Предприятие было оборудовано печами, станками, а работали на нем шесть человек — все из семьи Будниковых.

Но вернемся к нашему дому №21. Ведущий архивист Государственного архива Витебской области Светлана Мясоедова считает, что это здание кафельного завода Михаила Будникова.

Об этом можно утверждать с большой долей вероятности. Предприятие находилось в районе современного дома №17, но, по архивным документам, там были только деревянные дома, и все они разрушены. А дом, где жила семья Михаила Будникова, стоял около реки. В начале 1920-х годов он числился по адресу: улица 1-я Ветряная (угол Песковатикской набережной), 35/13. Домовладение состояло из трех жилых зданий: двух каменных двухэтажных и деревянного одноэтажного, а также деревянных хозпостроек. После революции усадьба принадлежала вдове владельца кафельного завода Марии Антоновне Будниковой и ее детям: Анне, Марии, Татьяне, Нине, Михаилу, Зое, Виктору, — рассказала ведущий архивист.

После 1917 года в доме на 1-й Ветряной, 35/13 жил и сам Михаил Будников (вероятно, до смерти, дата которой неизвестна). В 1923 году здание перешло в коммунальную собственность, отмечает главный хранитель фондов областного краеведческого музея Ольга Давидовская.

Дом №21 снесли, предположительно, в 1980-е годы. И если первые каменные постройки в конце современной улицы Чехова появились до 1860-х годов, то, выходит, этому зданию было более века.

В советское время в доме было более 20 квартир. В одной из них жили две сестры — дочери Михаила Будникова

А теперь — слово Галине Берт, витеблянке из Нью-Йорка:

В доме №21 на улице Чехова жила моя школьная подруга Светлана (имя по просьбе женщины изменено. — Прим. Vitebsk.biz). Ее семья вселилась сюда в первой половине 1960-х. Мы со Светой познакомились во втором классе, дружим до сих пор. Но она не любит вспоминать про жизнь в этом доме, да и плохо помнит, что и как там было. А я, наоборот, хорошо помню многие детали. Я жила на Московском проспекте, там тогда стояли однотипные хрущевки, ничего примечательного. А тут, на берегу Двины, было интересно! Этот район привлекал меня какой-то особой романтикой, поэтому я часто приезжала в гости к Свете.

Дом стоял над Двиной, почти на обрыве. Но река, даже в самое сильное половодье, не могла его подтопить, так как берег тут очень высокий. Поэтому местные жители не боялись такого близкого соседства Двины.

Выглядел дом неухоженным, ветхим. Сами жители что-то, конечно, у себя в квартирах благоустраивали, но снаружи его никогда не красили, не ремонтировали.

А вот вокруг дома было красиво и зелено. Во дворе стояли беседки, одна из них — прямо над самым обрывом. И мы, детвора, сбегали с него к реке — аж дух захватывало! Летом этот двор выглядел очень мило — как на даче.

Жили тут самые простые люди, в основном — работники хлебокомбината. Кто-то из жильцов пил, кто-то отсидел в тюрьме. Но в целом люди были хорошие, добродушные, помогали друг другу, кто чем мог.

В доме было более 20 квартир, так как моя подруга жила в №26.

В одной маленькой квартирке жили две сестры, уже старушки. И по дому ходила история, что они — бывшие хозяйки дома. Он принадлежал им до революции. А потом дом поделили на квартиры, и прежним владелицам пришлось жить с соседями. Я застала только одну старушку, вторая к тому времени умерла. И она была такая злобная, нелюдимая, ни с кем не разговаривала. Мне кажется, она держала обиду на всех соседей: мол, пришли голодранцы и забрали у них с сестрой дом.

Из архивных документов следует, что «старушки», которые вынужденно делили свой бывший дом с соседями, это Анна и Мария — дочери владельца кафельного завода Михаила Будникова.

У Михаила Будникова было 8 детей. Что про них известно

Старшая дочь Михаила и Марии Будниковых, Анна, родилась в 1887 году. Окончила Мариинскую женскую гимназию, работала учительницей в Витебске. До революции — в частной гимназии Черновой, затем в школах №8 (ее создали в бывшей гимназии Черновой) и №1 (на улице Гоголевской, 11). В войну Анна жила в Витебске, работала в школе №10. В архиве даже есть дата, когда она туда устроилась: 5 июля 1941 года. А через неделю, 11 июля, немцы оккупировали город. Умерла Анна Будникова вскоре после войны — 20 октября 1948 года.

Мария была на год младше Анны. После войны жила в доме №21 на Чехова. (Судя по всему, про ее нелюдимый характер и вспоминает Галина Берт. — Прим. Vitebsk.biz).

В архиве сохранились некоторые сведения и про других детей витебского предпринимателя Михаила Будникова.

Третья дочь, Татьяна, родилась в 1891 году. Еще через два года в семье появилась Нина. Она, как и старшая сестра Анна, была учительницей. Позже стала сестрой милосердия.

Старшего сына звали, как и отца, — Михаилом. Он родился в 1898 году. Кадровый офицер, служил в царской, затем в Красной армиях. Перед войной получил погоны подполковника. Командовал 657-м артиллерийским полком, попал в плен под Минском 7 сентября 1941 года. Погиб 15 декабря 1942-го в лагере для советских офицеров Oflag-XIII D (Oflag 62) в немецком Хаммельбурге.

Младшая дочь Зоя (1900 года рождения) окончила бухгалтерские и сельскохозяйственные курсы. Служила в уездной следственной комиссии в Дриссе (так раньше называли Верхнедвинск), а с 1919 года — в финансовом отделе Витебского губисполкома.

Сын Виктор (1905 года рождения) учился в учреждении сельскохозяйственного профиля в Витебске.

У владельца кафельного завода был еще один сын. Но история не сохранила его имя. Известно только то, что он — офицер царской армии, и после 1917 года уехал за границу.

«В доме было множество входов, а квартиры находились на разных уровнях»

Дом был двухэтажным. Но, по воспоминаниям Галины Берт, квартиры располагались странно:

Все квартиры были на разных уровнях — поэтому люди толком не понимали, кто на каком этаже живет. В дом вела высокая лестница. Затем человек оказывался на веранде. И с нее уже шли входы в квартиры. Те квартиры, в которые попадали прямо с веранды, считались вторым этажом.

А моя подруга, получается, жила как бы на третьем этаже. Чтобы войти к ней в квартиру, требовалось с веранды подняться по еще двум лестницам. На первой было шесть крутых ступенек. Дальше — вход в квартиру. Внутри квартиры — еще лестница, в 12 ступенек. С нее попадаешь в маленький коридорчик, с окном. С коридорчика поворачиваешь на 180 градусов — и еще три ступеньки. И наконец сбоку —дверь в Светину квартиру. Такой вот лабиринт!

Вход с верандой был в доме главным, вроде парадного. Но были и другие входы — с разных сторон здания.

Этих входов было столько, что я и не помню, сколько точно. На фотографии виден подъезд с козырьком с левой стороны здания. На снимке запечатлена и дверь с почтовым ящиком — слева от веранды. В этой квартире, в пристройке на первом этаже, жила Светина подруга. А некоторые окна находились так низко, что смотрели в землю. Не представляю, как можно было жить в таких условиях! Видно, этот дом когда-то был красивый, богатый, но после революции его раскроили на части, чтобы расселить как можно больше людей.
Крыша дома №21. Фото: архив Галины Берт, снимок она сделала в юности.

Но люди все же жили не в коммуналках, а в отдельных квартирах.

В доме были толстые стены, по полметра. Как крепость! Летом в квартирах было не жарко, а зимой тепло. Светина квартира состояла из двух комнат и кухни. И, представляете, из окна кухни можно было выйти на крышу! Помню, мы часто лазили на чердак. Там валялись какие-то книги про Сталина. Время было уже такое, что подобная литература могла пылиться на чердаке — и никого за это не сажали в лагерь.

Удобств в квартирах не было.

В туалет ходили на улицу. Воду брали из колонки, она стояла перед домом. Какие-то запасы или утварь хранили в сараях. В каждой квартире стояли печки — «бураки». А мыться жильцы ходили в баню — она находилась рядом, на улице Кутузова, 2а.
Рядом с местом, где приблизительно находился дом №21, теперь стоит православный крест. «Там, где крест, находились сараи. А дом стоял левее, ближе к оврагу», — отмечает Галина Берт. Фото: Татьяна Матвеева

С каждым годом дом, по словам Галины, ветшал.

Дом был в страшном состоянии, рассыпался буквально на глазах. Может, кто-то пожаловался на такие условия жизни, и однажды пришла комиссия с проверкой. Дом решили не ремонтировать, а снести. Это произошло примерно в 1982 или 1983 годах. Всем жильцам дали новые квартиры. К тому времени Света уже уехала из этого дома, а ее мама получила «однушку».

Конец улицы Чехова в те годы выглядел неприглядно.

Место было жуткое! Слева кусты и овраг, куда бросали всякий хлам. А справа — фундамент дома, который начали строить, а потом забросили. Там околачивались пьяницы. И мы со Светой боялись ходить возле этой заброшки. Страх проходил, когда уже подходили к следующему, 2-этажному зданию (раньше в нем находилось учебное заведение, а сейчас управление Витебской епархии Белорусской православной церкви. — Прим. Vitebsk.biz). К слову, там был телефон-автомат, и мы туда нередко бегали звонить.
Соседнее здание, дом №19 на улице Чехова. Сейчас тут управление Витебской епархии БПЦ. Фото: Татьяна Матвеева

Галина считает, что снос дома был правильным решением властей: все равно для жизни он был уже не пригоден. Но у женщины остались самые теплые воспоминания об этом уголке Витебска:

Все наше детство, да и часть юности прошли на улице Чехова. А детство и юность — самая лучшая пора. Иногда я испытываю ностальгию по витебскому периоду жизни. И в такие моменты всегда мысленно возвращаюсь туда, в этот неказистый, странный, но такой удивительный дом на обрыве на берегу Двины.

Автор: Татьяна Матвеева

×××

  • Рассказ про дореволюционный дом №35а на улице Ленина читайте здесь.
  • Рассказ про старинный особняк на улице Чехова, 7 читайте здесь.
  • Рассказ про дом на улице Советской,19, который построили до революции и перестроили в советское время, мы публиковали здесь.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

11 комментариев
Aleksei81
22 августа 2022 в 08:13
А тут, на берегу Двины, было интересно! Этот район привлекал меня какой-то особой романтикой...

Согласен, в проживании в таком доме романтики и не сыщешь, но район действительно особый... Про него в принципе можно отдельную историю написать.

Выглядел дом неухоженным, ветхим. Сами жители что-то, конечно, у себя в квартирах благоустраивали, но снаружи его никогда не красили, не ремонтировали...
Что-то мне это одну общагу напоминает?

Архитектура дома - отпад!!!

Галина Бобкина
22 августа 2022 в 08:46
Какой интересный проект! Читаешь на одном дыхании. Спасибо большое!
sova
22 августа 2022 в 09:59

Очень люблю улицу Чехова. Прочесть было интересно, спасибо!

Малефисента Местная
22 августа 2022 в 10:09
Спасибо. Отличная рубрика! Очень люблю ее читать. Пожалуйста, продолжайте.
По поводу здания епархии - вроде когда-то в 90-х в этом здании было училище искусств. Но я нигде не нашла этой информации.
Все квартиры были на разных уровнях — поэтому люди толком не понимали, кто на каком этаже живет. В дом вела высокая лестница. Затем человек оказывался на веранде. И с нее уже шли входы в квартиры. У бывших владельцев фамилия была точно Будниковы, а не Винчестеры?))
Aleksei81
22 августа 2022 в 10:14 ответ Малефисента Местная
Малефисента, ха-ха-ах... Я вот к этому дому уж примерил образ дома Генри Холмса!
Антон Ребров
22 августа 2022 в 10:24
Не, после степной собаки и её рассказов про общагу(очень жду продолжение, в части узнать и посмотреть как живёт замечательный сосед, который любит раковины) статьи про дома, перестали быть интересны как раньше.
macArdRi
22 августа 2022 в 10:58 ответ Антон Ребров
Антон, А может в этом доме тоже жил прекрасный утончённый эстет, который даже курить мог только в месте, полностью отвечающем его взыскательным вкусам?
macArdRi
22 августа 2022 в 11:00
Места там замечательные. Хорошо что отказались от идеи собор туда влепить, он бы всю перводанную красоту места нарушил. А так приятно прогуляться по нетронутой "благоустройством" природе...
Антон Ребров
22 августа 2022 в 11:12 ответ macArdRi
macArdRi, да, помню как ЗАО рпц хотели там построить свой объект и как весь город в едином порыве выступил против, в соц сети на страницы не типичный, вообще шла война между народными массами и представителями ЗАО рпц и их адептами, коих кстати было немного.
Как сейчас помню, мне один клерк данной организации грозил и заявлением в милицию и судом, что я просто обнародовал факты по деятельности рпц и главы их корпорации, и высказал своё мнение, что если Бог есть, то рпц от него очень далеки.
Вот всё жду когда за мной придут, за те высказывания, хоть бы анафиме мне предали, а то столько обещали мне проблем менеджеры ЗАО рпц и всё впустую 🙁
sova
22 августа 2022 в 11:13 ответ Антон Ребров
Антон, они, вроде, чуть дальше хотели, в парке. Недалеко от музея. Тоже помню это)
Вика Вика
28 августа 2022 в 12:14
Очень интересно!!!!!