Витебские файерщики: укрощение огня

31 июля 2014 в 19:04
Поделиться
Класснуть
Отправить

Зрелищное и захватывающее шоу с огнём становится традицией на многих городских мероприятиях. Немногие знают, что лихие и техничные витебские файерщики начинали как непрофессионалы и для подавляющего большинства из них это — неосновное занятие.

Когда наблюдаешь выступление этих пластичных и ловких молодых людей, которые затейливо и опасно играют с огнём, синхронно крутят горящими шарами и дышат пламенем, невольно задумываешься о том, что, вероятно, они занимались этим всю жизнь, прошли театральную, цирковую, хореографическую подготовку, но это не совсем так.

На самом, деле среди витебских файерщиков нет ни одного профессионального актёра, артиста цирка, танцора. Как оказалось, у большинства из них достаточно тривиальные специальности. Среди файерщиков есть врачи, ветеринары, программисты, дизайнеры и даже профессиональные водители.

Мы посетили тренировку и выступление самой крупной и известной витебской команды файерщиков Agni Show и пообщались с опытными, бывалыми файерщиками. Как рассказали бывалые укротители огня, истоки файер-шоу уходят в далёкую древность. Для папуасов Новой Гвинеи то, что нас впечатляет сегодня, было боевым искусством, а также ритуальным действом. Многие элементы этого искусства заимствованы именно из этих древних культов. Часть техник появились в средневековой Европе. Как вид уличного искусства, файер-шоу оформился в 17 веке, а в 18 стал особенно популярным.

Наш собеседник — один самых колоритных персонажей — Птица (это имя) — витебский дизайнер и ветеран «огненного» движения.

Как давно ты занимаешься файер-шоу?
Занимаюсь около 8 лет. Я из первого состава Agni Show.
Что для тебя файер-шоу?
Очень сложно сказать сейчас. Это и творчество, и хобби, и в какой-то степени работа.
Ты сможешь отказаться от файера при необходимости?
Я несколько раз уходила из команды, даже выгоняли как-то, но всё равно возвращалась.
А выгоняли за что?
Пропускала тренировки и мероприятия — очень много времени занимала учёба. Но всегда обратно брали.
Много людей приходит сейчас?
Да, всё очень сильно поменялось. Из первого состава сейчас осталось 3 человека. Остальные люди в той или иной степени новые.
Чем-то отличается ситуация, которая была, когда вы начинали, от той, которая существует сейчас?
Мы очень сильно выросли за последние годы. Прискорбно, что исчезла творческая конкуренция. Несмотря на то, что в городе существует далеко не одна команда, занимающаяся файер-шоу (большинство из них — люди, которые раньше входили в состав Agni Show), мы не видим соперников, а это плохо. Конкуренция способствует росту, заставляет двигаться вперёд, но в Витебске этого нет. Раньше была ещё одна сильная команда — Aikanaro — они были первыми и в каком-то смысле, мы в своё время откололись от них, но сейчас она крайне малочисленная и из первого состава там не осталось никого.
Можно сказать, что сегодня файер-шоу становится стандартом для различных культурных мероприятий?
Да, постепенно. Людям надоедают салюты. У общества пока пассивный интерес. В плане файера мы — «область третьего мира». Например, в Минске и в Бресте это более востребовано. И команд сильных больше. Фактически тут мы сами создавали интерес. Если бы мы не «дёргались», тут до сих пор никто не знал бы, что такое файер-шоу…

Остаётся надеяться на то, что в Витебске вырастет интерес к этому зрелищному искусству и в этом отношении город будет не менее привлекателен, чем Брест и Минск.

Авторы: Михаил Алексеев, Анастасия Прыгунова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.